Жизнь после трепанации зайца

О позитивном и говорить было нечего.  Встретиться хотели, может быть, на Лазурном берегу, а может – в аду, а может – на борту хорошего чартера, с ванной и большой пеной, в окружении номерных блондинок. Я все равно не понимаю, когда люди не едят хлеб. Да, постоянные вопросы напоминают напругу электронов в алюминиевом проводе – почему-почему-почему-почему. Почему дорогой хлеб? Потому что хлеб – это кормовая база Руси, потому сейчас и хлеб весь делают из кормовой муки, и потому все рады. Генератор радости. Почему-почему-почему. Вопросы идут, уходят, приходят, пока их уж окончательно не встречает лес.

В глазу, как в аквариуме, болтается алкоголь. А, вот, еще один сеанс сравнения – раньше была мода в фары наливать красную жидкость, точно так же болтается алкоголь. В будущем жизнь либо превратится в фазу фильма «Видоизмененный углерод», либо будет хрен. Но среди читателей и писателей мало шарящих – потому скажу, что хрен – корень очень избирательный. Если  вы дачник, если вы полудачник, хрен может не возрасти. Они или растет или не растет. Короткая фраза позволяет создать именно напряжение, именно контент провода – длинная фраза есть членистая ветвь смысла. Самолёт летит на высоте 10 тыс. метров, но размеры корпуса не позволяют везти с собой ванну, в которой бы плескалась Тэйлор Свифт. Тем не менее, данная модель вполне доступна для установки душевой кабинки.  В понедельник мы были на концерте Michale Graves. Он пел акустические версии, включая  Dig up her bones и прочий стаф.  В среду были Social Distortion. Но все же, человек, который пытается сохранить свой возраст, превращается в веник, а потом – в электровеник. Надо превращаться в гриб. Я не говорю про тему «Ленин-Гриб». Дело в том, что эукариотические организмы способны существовать медленно, почти статически, при этом, сохраняя всю силу в ядре мышления. Выглядит это примерно так – все таки, в Hawker 4000 помещается ванна с пеной, и там и правда плещется Тэйлор Свифт, но живые грибы в то время говорят о чем-то своем.

— Животные способны собирать ментальную область в один кулак, — сказал я, — и это доказано – олени сбили рогами вертолет депутата Носова, когда тот полетел на охоту с кентами. Эх, слово большое, вместительное – кенты – но в случае с депутатом оно не совсем верное. Он просто так и сказал – завтра летим с кентами. Вертолет был большой, нормальный, при алюминии. Видимо, Ми-8. Они летали и в прошлом году, и в позапрошлом. В последний год в лесах появилась тень древнего оленя, и сказала она: восстаньте братья, больше не должны твориться беззакония.

Вертолет шел невысоко. Депутаты, помощники, прочие кенты целились в окно и стреляли. Сначала то были кабаны, и умирали кабаны злосчастно, беспомощно, адски. У кабанов не было ничего, что бросать, и много их полегло. Зачем депутату Носову требовалось столько кабанов, я не знаю. Возможно, они даже и не подобрали бы добычу. Но вот – быстрые оленьи стада.

— А-ха-ха-ха-ха, олень быстрые ножки, олень золотые рожки! – засмеялся депутат Носов.

Тут был помощник его – Виталий с контркультурной фамилией Фицко, а также был чистый полудепутат (в том плане, что он был помельче, районный) – Карпов Сергей (Иванович), потом – два просто кента, Гарик и Слава с погонялом Лирика (как Лирику знали его и на Воркуте, и на Сыктывкаре, и на Хабаровске, да и на всяких хатах), также имелся в наличии специалист по шашлыкам Мамедов Саша, а что касается релакса, то пара девушек пыталась чатиться где-то в дальнем углу, но связи никакой не было.  Советские вертолеты – это что-то вроде вещей, изготовленных в Древнем Египте. А все дело в том, что СССР был копией Египта по структуре, а также еще и тем, что Володя Ульянов являлся воскресшей тенью древнеегипетского демона, который, будучи человеком в ту пору, был изгнан из нашего мира посредством сложных заклинаний. Вернувшись спустя тысячи лет, Володя попал на хорошую почву, и, начав действовать, достиг успеха. Идут годы, но люди никак не могут разгрести последствия этого успеха. Что касается вертолетов, то на некоторых древних фресках встречаются изображения вертолетов. Вполне возможно, в Египте вертолеты также именовались «Ми». Впрочем, до момента изобретения исследовательской машины времени, мы вряд ли что-то узнаем.

Все стреляли, а Слава Лирика не стрелял. Из обоймы с бутылками он достал один снаряд, откупорил и концентрически заряжался. Он, было, предложил жидкий тонус девочкам, но те продолжали чатиться. И потом, девочки были не совсем тематическими – Карпов Сергей взял их с собой в качестве знакомых, а значит, они имели статус и некоторую неприкосновенность.

В кабине имелось два пилота – Тюрин Коля и Канищев Юрий Палыч. Ребята любили внеурочные. Деньги – это деньги. Больше ничего. А что в жизни есть кроме денег? Тоже ничего. Между ними шла беседа.

— Слышь, а ты куму забашлял? – спросил Тюрин.

— А чего ты спрашиваешь? – спросил Канищев.

— Ты, да я ж просто.

— Да я просто и отвечаю. Я думал, ты подколол.

— Да никого я не подкалывал.

— Тогда смари. Смари сюда. Смари.

— Куда смареть-то?

— Ну сюда смари.

— Ну и смарю.

— Так если куму не башлять, то он же ничего не сделает, потому что ему все башляют.

— Смотри, как с ментовки его погонят, кто ему будет башлять?

— Да он крученый. Он найдет себе место.

Горы к краю, ближе к небу, темнели, во впадинах жила первичная тьма. Солнце не имело контуров, распространяя лишь световую жидкость. Это к вечеру возникает очевидность солнца. А тут еще и вертолёт – воздушный тюлень, а тут еще и водочные перспективы, и вопрос к девушкам – да или нет? Одну звали Валя, и Слава звал ее с удлинением в слоге – Валля. А вторая была Моника, по фамилии Карпенко. Так уж назвали ее родители.

— Сеть появилась, — сказала Моника.

— Это тебе кажется.

— А почему на вертолете нет спутника?

— А у тебя есть хайп?

— Так не бывает, чтобы был просто хайп.

— А как ты хотела?

— Хайп может быть лишь по теме. Если нет темы, то какой это хайп.

— Да дура ты.

— Да сама ты дура.

Говорили они друг другу на ухо, потому что внутри алюминиевого животного очень громко. Слава Лирика снова попытался к ним подмазаться, наконец, девушки согласились потянуть по 50, и это было в некотором смысле дробью от целой части хайпа.

Вертолет снизился. Пора уж было стрелять, и, так как депутат Носов был основным.

Я уже писал про это.

Основной

Можно еще так сказать – ОСНОВНОЙ. Или вот так – О.С.Н.О.В.Н.О.Й. Это когда ты подходишь к девушке по имени жизнь и тут же пытаешься ее хлопнуть по чему-нибудь или даже задрать юбку, а при виде простолюдина восклицаешь – эй, слышь, Ванюша, ко мне!

— Йоху! – закричал Носов и открыл стрельбу.

Ах, прекрасна картина бегущих оленей, готовых умереть во славу системы раб-господин. Но вот вам и снова, ребята, рассказ про хрен – олени вдруг развернулась и выстрелили своими рогами в вертолет, и вот, машина завалилась набок и пошла навстречу  земле. Слава Лирика в тот момент потерял стакан. Девушки закричали – Валля и Моника, русские красавицы, хайп. Носов, тот вообще выпал, и по окончанию своего падения оделся на рога оленя-быстрые -рожки. Вертолет достиг земли и завертелся по откосу. Виталий с контркультурной фамилией Фицко сначала откусил себе язык, а уже потом произошло все остальное.

Вскоре о падении вертолета сказали в новостях. Почти никто в этом мире не понял, что олени отомстили. Многие грустили. Правда, трагичный случай.

Наш самолет марки Hawker 4000 продолжал свой путь на большой высоте. Сигарета на высоте – это не просто болезнь, но и резонатор – ведь Бог живет в небе, и курит именно он, а люди его копируют. Мы летели на концерт «Alien Ant Farm». Тэйлор Свифт выбралась из ванны, и, набросив на себя халат, села в кресло.

— Природа терпит оловянных прокуроров лишь временно, — сказала она, — а период их существования создан в назидание будущим поколениям. Животные начинают и выигрывают. Одного прокурора в Саратовской области утащили на дно бобры. Они его не убили, но держали в клетке. Через полгода депутат был выпущен, и можно было предположить, что дальше его путь будет идти через таинство дурдомов, но нет – его преспокойно взяли назад, и вскоре все отмечали – прокурор стал сильнее и ухватистей. Мозг часто мешает человеку. Недаром же есть концепция точки сборки – в нее входит и понятие большой тишины. Очень многие люди играют – в том числе и в так называемую сетевую биоэнергетику, но реальность и игра находятся по разные стороны конструкции жизни. Прокурор и сейчас работает.  Недавно он пошел на повышение. В идеале он бы хотел оказаться где-то совсем наверху, но вертикаль – штука сложная, в ней очень много членов. Именно членов. Вертикаль – это такой многочлен, в котором после первой цифры очень много нулей. А еще, ее, вертикаль, можно назвать и драконом – правда, у обычных сказочных существ голов гораздо меньше. Гидра? Да, но как она выглядит?

В прочих странах (а тут мы рассматриваем так – сначала Россия, а потом – все остальное) хлеб так не едят, словно бы это воздух для дыхания, поэтому, отношение к нему совсем другое. 1.5 евро за 0.5 – много это или мало? Посчитаем эту цену эквивалентно зарплате, то есть, разделим эту стандартную цену хотя бы на 5 и получим примерные 20 рублей, правда, сделанного не из кормовой муки. Но главное, понимание того, что ты должен взять. Взял – молодец. Не взял – лох. Открыл рот, зазевался, изо рта вынули кусок – эх, как же так. Да и не важно. Лишь бы барин жил, тут и спортом можно пожертвовать ради барина – лишь бы барину было хорошо, лишь бы он не страдал.

Когда мы почти прилетели, я задумался о том, что я никогда не был на концерте группы Tears For Fears.  К сожалению, мое опоздание сравнимо с опозданием на жизнь – ты все надеялся, что успеваешь, ты говорил – да, ребята, успеваю в легкую – но оказалось, что жизнь давно прошла, и, хотя ты еще не мумия фараона, многие вещи уже перекочевали в архивы. Но сохраняется система, и еще, если завтра же перелететь на остров Гуам, то можно попасть на концерт Курта Смита, что, конечно, не одно и то же, однако. Некоторым дуракам кажется, что мир падает – нет, не весь мир падает, а отдельные устаревшие, усохшие, бесполезные части. Здесь можно провести параллель с абстрактным чуваком, который сидит в протекающей лодке и, показывая пальцем на благополучно плывущие корабли, смеется – вы тоните! Вы тоните! Все тонут! А-ха-ха-ха-ха-ха, вы тоните.

Да, скоро уж и борта его скроются, но он продолжает смеяться.

Но я бы продолжил рассказ о мести животных – ведь сколько еще на свете сохранилось зверей? А если взять карму? О, теневые структуры, демоны, энергетическая месть, проклятия, приходящие через поколения – а ведь мир депутата велик, витиеват, сучковат, волокнист, многочислен – и все тут в одной обойме, включая и ту самую лодку.

Я бы с удовольствием сходил на концерт Midnight Oil, но с этим делом пролет. Если о бобрах, то тут еще один был случай, тоже с депутатом, похуже первого, но быстро об этом не рассказать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to Top