ЯСК (ясновидение среди котов)

 

Простой способ писать рассказ – перечислять предметы, находящийся вокруг вас. Это хорошо.  Язык множеств может быть примитизирован, отобран для моментального архивирования.  Я знал одного парня, который так хотел славы, что однажды на левой руке у него вырос шестой палец. Он ходил и недоумевал. У него была жена. Она решила, что это – знак свыше. Он решил – нечто другое. Жажда славы в ту пору могла привести у Коли к чему угодно. Когда он выходил из дверей, то увидел, как по улице пробегало существо под названием Славик. Его надо было словить, тогда бы и всё свершилось.
-Надо стать популярным в ЖЖ, — сказал он.
-Но как? – спросила жена.
-Надо писать провокационные заголовки. Например, ставишь тэги «Интернет, голые». Или – «Проститутки, Москва». Народ тотчас прибежит. Будет большая популярность.
Он так и поступил, создав несколько записей, среди которых были и три икса, и прочие тематические вывески – характерные для порносайтов.
Посещаемость не повышалось. Славик вновь бегал вокруг дома. Он напоминал собаку с очень большим хвостом. Коля разозлился и разговаривал сам с собой. Он вспоминал детство и обвинял родителей.
-Хватит, — сказала ему жена.
-Не хватит, — ответил он.
-Что же делать?
-Не знаю.
-Ты в  несебе.
-Наоборот. Не в себе.
-Ну и.
-Не говори ну и!
-Сволочь.
-Сука!
Они подрались. Потом помирились. Потом Коля думал – правда, что я мучаюсь. Что я страдаю? Работаю я журналистиком, город маленький, Москва близка, но как-то ломает в нее ехать, тут, на безрыбье, я практически рак. Все меня знают. Все меня уважают. Книжку я одну выпустил. Но сколько заголовков про секс ни писал, никто не повёлся. А гранды, они именно у меня воруют. Вот всех взять топовых, только и воруют.
Гады.
«Если проанализировать текст любого топового автора, то окажется, что все они читали меня, и всё что-то стащили…»
Так он себя ел, ел, но толку не было. Это ж сначала надо самому себе доказать, что ты – не пустое место. Тут вроде бы проще всего. И канает, и не канает. В самом себе можно такие горизонты понарасставить, что из ушей течет мифическая жидкость. Что это – никто не знает.
Ходишь, ходишь, и никто тебя не видит.
В редакции, например:
-Коля! Коля!
-Коля!
-А?
-Чего?
-Может ты – экстрасенс?
-Почему?
-У тебя такое странное лицо. Ты никого не видишь. Идешь, как зомби. Ничего не случилось?
-Нет.
-Наверное, ты – в Нирване.

Коля, в общем, порой был и не дурак. Потому он вывел формулу фейла: «что ни делай, все равно возвращается к Мошковичу. Пардон, к Мошкову. Куда ни иди, как ни крути, опять – та же земля. Словно ты на этих безликих районах родился, и тянет тебя назад, словно гидру. А какой-нибудь Владимир Сорокин живёт и катается в маслице»
Он еще больше злился.
Проходя по улице по направлению к дому, он увидел, что Славиков теперь два. Они бегали отрадно, размахивая хвостами, будто флагами. Тут он встретил Аркадия Македонского, соседа-алкоголика.
-Дай на водку, — сказал Македонский.
-Не дам, — ответил Коля.
-И не надо. У меня и так есть, — Македонский заржал, — а ты не пьешь.
-Ну и.
-Ну и – говорят только неврастеники и торчи, Колян.
-Ну и.
-Выпей с горла, полегчает.
Коля выпил, вернулся домой и присосался…. А может – и вернулся. Может быть – оно как мать была. А он, уже привязанный пуповиной, лишь пытался оторваться, а на деле тут всё было практически бесповоротно, практически навсегда – это ведь висит луна – она навсегда. Что еще может быть навсегдее?
Так и сайт Мошкова.  Тысячи людей висят в его магнитном поле, словно мусор вокруг земли, угрожая рабочим спутникам. Висят, трещат. Всё – народ пишущий. Строчат, показывая друг друга, беспрестанно воюя, беспрестанно ища какие-то необыкновенные пути, чтобы засветиться. Вот и Коля. Почесав голову, он составил заголовок: «Секс бесплатно. Сибирь».
Он потирал руки, радуясь, что повысил рейтинг.
-Надо кран отремонтировать, — сказала жена.
Коля приподнялся и посмотрел в окно. Славики бегали отрадно.
-Ну.
-Что, ну? – Коля занервничал.
-Кран сделаешь или нет?
-А представь, что я лучше, чем Иличевский.
-Конечно, — ответила жена, — конечно лучше.
-Да. А за что он получил премии?
-Ты тоже получишь?
-И ты получишь.
-А я чего.
-Ничего.
-Чо ты нервничаешь.

Тут они снова подрались, но помирились с трудом.  Коля кран так и не сделал. На следующий день пришел  тесть и все отремонтировал – и кран, и выключатель, и еще много всяких мелочей. Коля, покуривая на балконе сигареточку, думал, думал, думал…..
Как всё хорошо начиналось. Казалось, что Славик живет рядом с ним, на коврике. Как хорошо….. Прошло уже много лет, и о нем забыли. Конечно, поднятие рейтинга с помощью заголовков в стиле «Внимание! Китай напал на Россию!» приносило свои плоды. Коля волновался всякий раз, наблюдая, как счетчик комментариев неуклонно растёт вверх.
Да, но вот только жена, она сказала следующее:
-Еще бы деньги давали комментарии.
-Это известность, — ответил Коля.
-Какая.
-Такая.
В этот раз они не подрались. Пересчитав комментарии, Коля размечтался. В магазин он вышел, обуреваемый образами-вшами, которые были быстры и необыкновенно плодовиты – но тут был, видимо, метод почкования. Коля относился к людям, которым подфартило лишь раз. Да, тогда, шесть лет назад, весь мир был другим, и он заблистал среди коллекционеров комментариев у Мошкова, словно бы человек иной звездности, и впереди высились горы, которые можно преодолевать разными макарами – например, прыжками, например, словно бы пролетая на воображаемом самолёте – и впереди были особые горизонты…. Да, но после уже ничего не было. Но лишь раз Коля подумал. Хотя и нет, и не он подумал, жена ему сказала, точно:
-Ты ж уже другой по статусу. Может быть, тебе пора перестать у Мошкова сидеть.
-Почему? – не понял Коля, составляя заголовок «Внимание! Срочно! Девочки в сауну».
-Ну как почему?
-Скажи.
-Ну ты же видишь, тут одни лузеры.
-Нет! Нет!
Наверное, где-то в глубине себя Коля и мог согласиться. Люди, как куски неких механизмов. Орбита. Мошков. Ни одного таланта, но много нагреваемых желаниями запчастей, необыкновенные фамилии, с которыми надо сразу же отправляться в музей.  Совершенно сказочные гранды, с объемами исполненного в десять раз больше чем у Толстого, но – гранды неизвестные никому, только себе и комментаторам, постоянная война, грызня, переливание из пустого в порожнее, ментальное рукоблудие, доведенное до абсолютизма.  Внутри его царства, этих кустов человеческих, и светился царь, куда, к нему на встречки, ездили мэтры сетевой норы.
Да, но где бы Коля был так важен?
В газете, безусловно, его ценили. Но в реал? Да, но кто его там знает? Потому спустя три года после остывания успеха они подрались.
-Что-то забывают про тебя, — сказала жена.
-И? И? – кричал Коля.
-Да я просто.
-И я просто. Никто обо мне не забыл. Смотри, в теме «ХХХ, заказ» — 120 комментариев!
-А деньги?
-Какие деньги?
-Никто ведь не платит за комментарии. Да и название дурацкое. Пишешь про одно, а заголовок – про другое.
-И?
-Да что ты икаешь, как ишак!
-Я – ишак?
-Ой, прости. Ну, правда, ты так распалился.  Лучше бы новую книгу написал, а то так и проживешь с одной книгой и тысячей комментариев.
-Кто я, а кто ты?
-Ладно. Ладно.

Но все равно подрались. Жена была большая, могла хорошо двинуть. Не то, чтобы по натуре ей это нравилось – но надо было Колю успокаивать. Тем более, был он как тростиночка и ел мало – а жажда славы его вообще истощила, и, находясь внутри мечт, он мог вообще забывать о нуждах плотских, но и что еще хуже для нее – о забавах плотских.
Потом, когда прошло еще больше лет, произошла вещь великая – политтехнологи стали платить блогерам за борьбу с Путиным.
Жена в те дни, рубая морковку большим ножом на кухне, представляла, как засадит этот самый нож Коле между рёбер.
-Все люди, как люди, — рассуждала она, — ну пусть, платят 200 рублей за «Путин, уходи», и 100 рублей – за «Навальный – шпион». Ну и что. 300 рублей в день. Живём не в Москве.  Зарплата в 15 тысяч считается хорошей. А тут – еще 9 тысяч. Ну а если по 5 постов писать по теме «Путин, уходи» — тысяча в день.  Все б хорошо. А этот дурак подался развивать тему про Путина у Мошкова. Но там никто не платит. Там собираются человеческий песок. Никакого смысла. Ну, наберись терпения, заработай деньги. Вон, блогеры сейчас поднимают сколько хочешь. Потому что доллары штампуют.  Скоро лавочка прикроется. Заработали бы, купили новую мебель на кухню….
На этот раз они не дрались.
Коля шел по улице и встретил Аркадия Македонского.

-Гаси, — сказал Македонский.
-А? – не понял Коля.
-Гаси, — он протянул ему стакан.
Македонский прятал стакан. В былые годы Аркадий был король улицы. Теперь он сморщился, напоминая поздний гриб.
-Вишь, вон он.
-Кто? – не понял Коля.
-Славик.
-Ты его тоже видишь.
-Да. Я головой стукнулся об троллейбус. Смотрю, после удара что-то изменилось. Вроде бы так, а вроде бы не так. И вот смотрю, бегает. Он то один, то два, то восемь. Вокруг твоего дома все время бегают. Странно всё это. Ты часом не агент?
-Сам ты агент.
-Ты гаси, гаси.

Прошел еще месяц. Блогеры были на военном положении. Конечно, никто в точности не знал тарифов, говорили, что были и такие, что по несколько тысяч рублей за пост получали. Потому, писали они статно. Фотографировали иные города. Мажорское масло так и стекало с них, потому, если кто видел их следы, то сразу определял, кто прошел – следы эти блистали, словно мир иной, мир яркий. Сто и двухсотрублевые ребята калились. Моторы их были готовы перегреться. Всё это было интересно с точки зрения невероятной замкнутости – например, с кем Коля ни общался, никто не мог понять, о чем речь идёт. Большая часть народа жила спокойно. Жила без накала. Повышение цен терпели – но русские вообще привыкли терпеть, даже когда после последней одежды остается кожа, и тянут за кожу, будто бы считая, что и это надо снять. Но и это, конечно же, больше преувеличение. Ведь, если ты работаешь, то никто с тебя ничего не снимает.
Приезжаешь ты на работу…. Вот точно так же приезжал и Коля, проскочив всего три-четыре остановки на троллейбусе. Курил вонючий «Винстон», садился за компьютер и стучал, стучал – все статьи были как по шаблону, но другого и не требовалось.
Мечта шла немного параллельно.
Блогосфера раскисала, потом сжималась, потом разжималась. Она напоминала пружинную пушку. Еще немного, еще….
Находя свободную минуту, Коля вновь отправлялся на мошковские просторы, и вскоре опьянение некой, совершенно сказочной жизнью, охватывало его. Здесь он был всем. У него спрашивали совета, как жить, как писать. Что делать. У него была заветная кнопка: заблокировать. Всякое новое нажатие полнило душу маленькой порцией экстатического воздуха. И не страшно, что эту ёмкость заварили автогеном очень давно. Внутрь все равно можно было попасть. Ведь это – лишь только методы сравнения.
-Это что за сайт? – спросили у него на работе.
-Самиздат.
-А что это?
-Темнота. Мошков.
-А кто это?
-Темнота.
И правда – вступив и прилипнув, человек уже не желал пищи иной – здесь в его распоряжении было всё, чтобы иллюзорное бытие не прекращалось, не ослаблялось внешними, а может, какими еще, факторами.
По пути домой он вдруг встретил Славиков. Те, остановив его, зафырчали:
-Может быть, — проговорил он, — может быть всё уже состоялось, и мне только кажется…. Но нет. Ведь они бегают. Они машут хвостами!
-Пора придумывать новые ходы, — вдруг сказал Славик.
-О, — удивился Коля, — какие?
-Новые ключевые слова! Рейтинг!

Встретив Аркадия Македонского, он, было, не высказал новую идею ему. Да, но разве была идея? Нет, никакой идеи не было, но – лишь намёк.
-Гаси! – сказал Македонский.
-Что это?
-Бражка.
-Где взял?
-Х-хе!

Руководствуясь новыми принципами, Коля сделал надпись в поле тайтла: «ясновидение среди котов». Потом, почесав затылок, составил тэги: путин, выборы, русские, война, навальный.
Можно подумать, что изменения не заставили долго себя ждать. Но, если вникнуть в суть всякого действа, надо сначала найти первую, центральную точку, спросив себя: что есть то, что так хочется и жаждется. Вещь ли это? А если не вещь, то и тайного смысла тут нет. Тогда….
Он выглянул в окно. Количество Славиков сократилось до одного. Зато хвост единственного экземпляра увеличился, напоминая веник.
-Привет, — сказала жена.
— Привет, — ответил он.
-Что это?
-Новые идеи. Я знаю, как повысить рейтинг.
Он  устремил свой взор на монохромные просторы сайта Мошкова, вживаясь, вцепляясь, приклеиваясь к единой ауре его обитателей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to Top