Кетай

Люк в Кетай открыт, но нет людей, хотя есть толпа.
Китайский люковый паук – осень, облом, поэтесса Рачкова.
Один поэт, одно стихотворение, 1800 самоповторов,
Но глупость нужна, если ты поумнел, то и жить ни к чему.

Идеальный психолог тоже не достоин существования,
Но если никто тебя не убьет, и нет пистолета стреляться,
И Юрий Водка ушел – можно просто идти, посещая леса,
Добираясь до люка, и вот он – Кетай.

Я, словно волк, шел по запаху юной мадам,
А она резвилась, делая селфи на фоне узких просторов, людей-саранчи,
Оживших мопедов. Я думал – мне нужно вспомнить Чинаски,
Чтобы не чувствовать себя эталоном дурных категорий.

Но вот – движение-реверс. Я снова в лесу, мне нужно идти.
Глаза машин изменились, в них много чего-то родного.
Таксист, похожий на рыбу, мне говорит: помимо извоза,
Я продаю менделеевский газ.

Суббота. Жизнь превратилась в мумию Джаггера, хотя тот еще жив.
Группа старых мочалок испустился по книге, чем старее лошадка-писатель,
Тем все больше органов, жидкостей, все больше юных любовников,
Все ближе, все ближе чистый порнороман.

Я пошел в библиОтеку, где за стойкой сидели птицеголовые боги,
Они мне сказали: слышь, что пришел ты, что не пришел,
Всякое место – есть тень замысла прошлых творений,
Но самообман – это мед, это дудка с мелодией глупой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to Top