Sketches. Life is short 6

-Да хрен же с ним, — ответил я. – Хорошо, что тебя не закопали. Это тебе повезло, что нас там знали, вернее, дядю. Он работает в тени по жизни, его за просто так люди не знают. Артист теневого фронта.

-Да я ложил, братан.

-Да это я знаю.

-Поехали бухать!

-Мне надо на точки ехать, — я стал отмазываться.

Нет, я от него не отмазался. Поехал проверять свои точки, и Толян приставал к продавщицам, предлагал им руку и сердце, ночь, полную огня, отмастки на тот случай, если дамы замужем, и все такое прочее. Ну это и понятно – такие люди не лечатся. И самая большая загадка  — почему ему всегда всё с рук сходило.

 

Потом, после этого, на выходных я встретил Перцева. Я шел по платформе перед магазином, такая бетонная штука, на метр выше всего остального, а потом – ступеньки.  И на платформе этой – и вход в супермаркет, и – вход в какую-то разливочную. Там он и торчал. Мы сразу друг друга узнали. Нет, вру, не то, чтобы сразу. Я его узнал, но не поверил, отвернулся, и тогда он крикнул:

-Э! Э! Эврибади, слышь!

Я усмехнулся и обернулся. Разливочная эта была такого плана – одна стена занята небольшими бочонками, потом – стойка, потом, на самой стойке, карниз, на него можно ставить стаканы. Вообще, это была точка, где брали на розлив. Приходили сюда какие-то свои питьевые элементы, одни и те же, разного сорта. Столиков было два. Потом – карниз вдоль стены, чтобы на них ставить пластиковые стаканчики.

-Чем занят? – осведомился Перцев с ходу.

-Да так, — ответил я дежурно.

-Девушка! Эврибади! Налейте портвейна.

Я был не за рулём, а потому не сопротивлялся. Портвейн на той точке был так себе, ничего. Да и Перцев, казалось, не изменился. Но это было не так. Эврибади он применил по старой памяти. Вообще, удивительно, потому что, когда мы стали общаться, выяснилось, что ни он, ни я, уже многого не помним.

-А помнишь, был такой…. Нарезал еще…

-В смысле, нарезал.

-Ну, перед шакалами нарезал.

-А, бегал еще.

-Да.

-Помнишь, из Сочи. Как его звали.

-Хрен его знает.

-Саша?

-Нет, Данила. Точно. А что спрашиваешь?

-А просто, — сказал Перцев, — вечером лежу, перед глазами какие-то лица проходят. И как зацепился на этом Даниле. И думаю – как же его фамилия. И как зацепило. Не могу заснуть. И в общем заклинило. До двух часов ночи лежал, фамилии перебирал. Потом снова – как же фамилия. Потом зашел в «Одноклассники».  Нашел там Филиппова. Смотрю, такой мэн серьезный, на фирме какой-то, не то директор, ну, шишка какая-та.

-Я помню, с Васей он подрался.

-Так не могу вспомнить, какая фамилия была у Васи, — признался Перцев, — и даже кликуху не могу вспомнить.

-Да это, — сказал я, — черт, и я не помню.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to Top