Void

В прошлое время никаких блогов не было, и нельзя был проследить все от начала до конца – созревание зеленого овоща, попытку овоща выдать себя за золотой слиток, включение всяческих нагревателей с целью получить горячую воду и пар, игра в разматывание, игра в сматывание, пар, крышка, консерва. Всё. Так я пронаблюдал несколько циклов. Речь же в целом идет о сетевых процессах, когда незадачливому человеку сначала попадает вожжа под хвост, он подпрыгивает, понимая, что все светила вселенной вращаются вокруг него, а затем происходит весь вышеописанный процесс.

Старость же чаще всего дольше чем жизнь, а потому и бытие консервированного огурца может продлиться очень много времени. Поэту достаточно написать два-три ключевых слова – что-то вроде любил, поцеловал (желательно обойтись без дала-не дала), чтобы собрать вокруг себя некоторой определенный рой озаренных поздним соком престарелых блоггерш. Странно, но все одинаково. Видимо, вообще весь мир крайне шаблонизирован.

Я пошел на концерт Jeff Scott Soto. Потом пришел. Потом, я увидел соседа через балкон – он был молодым и радостным, но очень скоро причина радости раскрылась – в его руках была пластиковая бутылка – он готовился.

“I am ready!” он крикнул.

“OK,” ответил я, “Is it bush?”

“Yeah!” он засмеялся.

“Is it a good bush?”

“Yeah! Yeah!”

“It’s burbulator,” пояснил я.

“What?”

“The thing you hold in your hands.”

“Oh. I don’t understand English! Привьет!”

“Привьет.”

Правда, больше ничего он не знал, и я пожелал ему удачи. Он тут же раскурил и принялся хохотать.  Больше ничего не намечалась – вся активность человеческая, именно добровольная, не связанная с профессиональной деятельностью, давно превратилась в сетевые колебания. О чем говорить?  Например, уничтожение лесов Сибири – да ведь и фиг с ними, с лесами – существо, не понимающее хотя бы социальную суть окружения, должно смириться или даже возрадоваться – ведь какая разница, пусть бы все они спилили, китайцы.  Осталось задуматься о биомассе русского графоманства, которое вроде бы огромно, но вот где смысл? Если бы все они были сельхозработниками, от этого был бы большой прок, я думаю – или бы они работали так же плохо, как и писали? Наверное, у нас бы были и не алюминиевые огурцы, а какие-нибудь глиняные, при том, что всякий якобы фермер друг друга бы хвалил – эх, Вась, зырь, огурчики какие. Да, но есть бы их было нельзя – но ряды продолжали бы пополнение, и вскоре бы в мире не осталось бы нормальных людей. Но здесь я ошибаюсь. Все это касается лишь нашей большой одной шестой суши, все остальное идет по боку, внутри закатанной банки действуют свои законы.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to Top