Accountant demo. 3

Женя как раз занялся. Женя Левин.  Вместе с Лешей. Помню, все эти разнопарные кроссовки с ночного базара (или толчка – как вам угодно). «Абидас», «Абибас», «Пама (по типу Пумы)» и прочие невозможные марки, которые ныне не встретишь даже в музее нашей памяти.

-Смотри, что купил! – вопил Лёша, нервничая.

-Бу, что ли, — смутно отвечал Женя.

Как раз был у них на двоих сорок первый, «Москвич», машина мечты, переделанная под газ. Ну и к слову газ надо рифмовать квас. Даже и по нынешней моде. Но я заболтался. Там была серия черно-белых фотографий, на которых всяк по своему был изображен – игрой света и тени, и даже какие-то девочки – судьбы которых теперь затерялись в потоке теней.

Нет, не так уж просто спаивать все это вместе. В едином потоке слова. В повествовании. Надо начать с наводки. Я всегда хорошо слушаю, а потому, наводку эту, по сути, я украл, послушал, как треплются ребята на Бичке. Тут, конечно, придется еще пояснять, что это такое – Бичка. Образовано оно от слова Бич, то есть, Бичюган, Бичаро. Толпа там ищет быстрой работы – тут, прежде всего, алкоголки, живущие в таком стиле. Потом – студенты. Что касалось чистых бичей, то их особо никто не приветствовал – брали их на своем дешевые акции. Здесь же тусовались валютчики. Парни с коноплей. Штучные какие-то мастера – ну по типу «оштукатурю», «покрашу», «поклею обои». Ну и, наконец, это был рынок узкого рода новостей. Где я и встретил паренька с погонялом Грозный (ибо таковым он себя и считал, пока не получил крепких поучительных таблеток про меж глаз осенним вечером при численном перевесе их толпы).

Он, конечно, наглел, словно актер.

-Ну чо? – хохотнул я.

-Тут, слышь, предлагали, — тут же начал он.

-Папик меня послал, — проговорил я, — найти кого-то на побелку.

-А чо белить? – осведомился Грозный.

-Деревья.

-Ты ж много не платишь.

-Да я вообще не плачу, — ответил я.

-Не, слышь, — говорил он уклончиво, пошатываясь в словах, типа чтобы быть важнее, — по натуре, Ром.

-По какой натуре? – спросил я.

-Чо?

Ну, конечно, кто хорошо чокает, тот вроде бы мастер короткий фраз.

-Щас я, — проговорил я, присматриваясь.

Тогда я и подслушал – к Грозному подкатили ребята немногим более цивильные. Я думаю, это были неокрепшие по статусу, но вполне приблатненные стьюденты – в меру лысенькие, быковатые средне. Говорили громко – точно так же баранчики блеют на выпасе, рядом с рощицей, где сидят волчки. При этом, баранчики-то очень уверенные. А волчки хитрят и не выходят. Куцые такие, малость подранные, но все равно – волчки.

Так вот, братцы полагали, что им надо бы пойти на дело. Повысить статус. Вообще, стать кем-то в этом новом развивающемся мире. Таких всегда много. Чаще всего это от комплексов. Многие завязывают. Многие встречают нож. На счет прикрывалова – это не моё. Самое интересное дело – кем-то манипулировать. Слушать в стороне. Дать дурной воде перекипеть. Когда я вернулся, пацанчики продолжали тереть. Грозному было лет двадцать – очень лысенький, чтобы подчеркнуть свою неслабость, лобастый – голова при росте пошла в кость, вытеснив мозги, большеглазый. (Позже я видел его мать. Очень неплохая, она приезжала его навестить. Я даже малость помечтал. Даже сказал что-то Лёша Простову. Он позавидовал. Начал сочинять про себя. Точно врал. Из комплекса. Из желания победить).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to Top