Accountant demo. 4

А когда что-то доказывают, то не надо по этому поводу снимать пену и тотчас проверять ее вес. Нет, я уже тогда собирался устроиться на работу. В этом что-то есть. Когда, например, мир состоит из суждений и стереотипов, а тебе интересно быть в струе. А стереотипы пусть стоят пешком. Конечно, там всегда густо на счет одно и того же. Там и не должно ничего меняться. И я представил это одномоментно – что уже сейчас в моей жизни наступила стабильность, и теперь в ней будут лишь небольшие сессии по протирке пыли и притирки, например, свежих девочек. Но, правда, уже лет в 20 я в первый раз решил, что неплохо жениться. Была одна кандидатка. Но я разыгрывал роль, пытаясь казаться шелковым. И правда, ей нравились скромные захудалые стручки, ребята-стебли, при чем – очень усредненные. Но закончилось все довольно быстро.  Она узнала, каков я был на самом деле и испугалась. Нет, я еще продолжал ее понемногу сопровождать, но потом надоело. Правда. Оставалось доиграть, с самим с собой, в своем же театре. Выпить показательно с горя, поговорить с ребятами о грусти. Что может быть лучше?

-Давайте погадаем, кто раньше всех умрет, — сказал Андрон.

Гадали обычно на туза пик, ну или на любого другого. Раздавали на всех. Кому выпадали, тот был первый. Было тут завсегда много пассажиров, как обычных, так и левых – что в ту пору всегда было ценно, ибо в человеческой природе стадность заложено. Я и не хотел особенно это ценить. В молодом человеке важна специальная сакральная бледность. Это вроде бы умение. А если же ты просто так – фрукт (правда, не овощ никакой, ибо это другое), то ты – да что тут говорить. Ты зреешь. Вызреваешь. И стареешь. И больше ничего.

А бледность? Да, что-то такое. Не знаю, как выразить.

Выпало одному из пассажиров, который захаживал сюда, когда играли в карты на деньги. Выигрывал редко. Но если таковое бывало, очень гордился. Но у нас тут все же был свой водоем. Был важен сугубо класс. Техника мысли. Никакого мухлежа и прочего заподла. Мухлевщики были, конечно. Помню, одного я вывел за магазин, где вокруг двух деревьев наросли молодые зеленые палочки, образовав что-то вроде леска. Его потом конечно вырубили, лес этот. А парень получил.

В бледности важна фразы. Если человек изначально хотел скакать блохой, то ему у нас делать было нечего.

Андрон нагадал сам на себя.  Потом вышел Женя Левин. Никаких девушек тут не было. Юра Синий пошел на улицу, ловить таковых, то есть,  первых встречных, но никого не встретил.

Все остальное зрело само по себе. Даже если кто-то Основной, то это не навсегда. Главное – это состояние бледности. Когда ты ни с кем не делишься. Никто не знает твоих помыслов. Ты представляешь из себя черный камень. Примерно такой же был в одном очень трудной, мучающем, вынимающем мозги кине, где обезьяны скакали вокруг прибывшего откуда-то с неба монолита. Так вот, это мог быть я. И никому про это не знать. Потому что я бы ни с кем и не поделился бы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to Top