Accountant demo. 7

А спустя день – все та же мысль о прохладе души и бледности. Дым стоит столбом. Раздаются картишки.  Чистая турецкая «Оболонь», с самой мелкой в мире пенкой. Но я точно не знаю – может быть, её делали где-то и при подвале. Фасовали под прикрытием полночи, добавляя стирального порошка. Но это догадка теперешняя, ибо годы уже не вернуть, а такого замечательного времени уже никогда не будет. Баночная «Бавария» — совершенно польская, вода. «Эфес». Непривычно кислый. Зато настоящий привозной «Будвайзер» — пиво, которое в то время знали лишь умные, сильные и перспективные. Ну и плюс сюда – концептуалисты. Рокеры, может.

А разливное, бочковое, тоже было ничего.

-Слышь, — сказал мне Лёша Простов, — а я знаю мульку.

-Серьезно или шутишь? – спросил я.

-Серьезно

-Нет. Погоди. Погоди. В этот кон не садись. Надо сыграть.

-Ну я жду.

-Не пей.

Он, наверное, обиделся, что ему указывали. И подкурил – John Player Special. Чистый. Не нынешняя рашковская подделка – когда все сигареты сделаны из одного сорта табака, пачки разные, и, при этом, весь этот мусор еще подпадает под медведевско-запутиснкий закон о запрете курения.

JPS.

Если бы я курил татуировки, то сделал бы себе такую.

— А мне приснился сон, — сказал я важно, отхлебнув «Будвайзера».

-А? – спросил Длинный.

Раздвали по одной карте.

-Пас, — сказал я.

-Пас, — Крот.

-Пас, — Ларион.

-Да а хрен, кроме одной, пацаны. Начнем ломаться, — заключил Длинный, — давайте может водки, а. Рома пусть сон расскажет.

-Щас ты поломаешься, тогда расскажу.

Играли на четверых. Леша с двумя ожидающими чудес барышнями сел играть в дурака. Саша «Кастрюля» играл на пианино. На нем больше никто не играл. Только он. Да он и приходил сюда за тем, чтобы поиграть, ну если выпадет подраться – то да, пойти, на улицу сходить, найти приключений. Но парень был мечтательный, любил сочинять, хотя и однообразно. Представлялся повсеместно Сигизмундом. Говорил, что из Мурманска. Капитан корабля. Молодоват, конечно, был для капитана. Но малолетки велись. Да и в ту пору никто по этому делу не заморачивался  -я имею в виду, возраст полового созревания и начало эры персональных совокуплений.

-Асланов, — сказал я, открывая ледяную бутылку, — снится мне, что иду я с мамой и встречаю «Дип Пёрпл». Рано утром, стоят на улице чего-то. Мы обрадовались. И стали показывать им достопримечательности. Везде прошли, все показали.

-И всё? – спросил Длинный.

-По две, — ответил я.

Раздавал Ларион. Пришли козырный туз и джокер. Заказал две. Длинный протупил и заказал одну. Лариону можно было сколько угодно, пас заказал, получил свою пятерочку. Длинному – минус десять.

-Поломали, — прокомментировал он.

Мне – двадцатку.

По три. Пришел козырный король, заказывал последним. Можно было кроме паса, заказал одну, одну взял.

Поговорили про водку. Тематика марок спиртного сейчас менее интересна – потому что тогда действительно, открывался новый мир – и многое, что везлось, было действительно оригинальным, а потому, очень часто оказывалось желанным.  Я всего этого сортового величия уже не помню. Хорошо же вообще, запомнился момент, когда появился американский кетчуп. До этого ведь как было – томатная паста, соус грузинский, ну и прочие соусы (хотя очень часто и прекрасные на вкус), а тематика кетчупа – эти длинные пластиковые штуки, которые надо трясти. Да и сейчас таких нет. Но в ту пору, конечно, никаким пацанам еще не пришло в голову делать залипон здесь, у нас, а потому шел сплошь оригинал. Не всегда хороший. И почти никогда – самый худший. Даже вода, сахар, газ, спирт, под названием шапманское «Ла Рошез», которое так любил Юра Синий, на вкус было и ничего. Хорошенько вставляло. Я немного смешал тут все в кучу, в рассказе, но все равно, надо добавить – все это ввозилось из Польши. Кто в те годы начинал, и кого не убили, хорошо жил.

Раздали по четыре. По пять. До девяти дошел без минусов. Лишь один перебор. Шел не первом месте. Длинный на втором. Пошли темные. Тут обычно выигрывает тот, кто умеет играть по-итальянски – словом, закрытый футбол с наблюдением за соперником. Положим, заказываешь всегда по две. Ну и понятно, по три, при такой игре – можешь и не взять. А будешь желать странного – например, по одной – то при наличии козырей никак ты лишнее не сольешь. Только если не жокер. Значит, классика жанра. По паре. То есть, по сорок, если берешь. А уже после темных становится ясно – кто бежит в синей майке лидера, а кто безнадежно отстал. Но мастера, чрезмерно ломаясь на темных, начинают играть на Золотую. Сам я хорошо играл на Золотую. Длинный также умел. Ларион пробовал. Он был строгих правил, но получалось редко. Как-то на Шмелях он хорошо сыграл. Даже не знаю, с кем сравнить. Бубка? Нет, не верно. Карл Льюис? Тайсон? Нет, здесь чистяком так не прокатит. Сборная Болгарии со Стоичковым, редкий выстрел, и – заключительный слив, но – когда это никому уже не нужно (то есть, ноль-четыре от Швеции в матче за третье место).

Леша Простов играл много. Чтобы выигрывать – не знаю. И за столом с лохами он бы не выиграл. Другое дело – на дурака покатать рулетку. Но он и тут проигрывал. Это особенности ментала. Если ты дурак, то ничего тут не поделать. А еще хуже, когда ты вообще – дурак везде. Даже и места такого нет, где б ты был умным. Да, но если ты не злой дурак – это вроде медали, да. Вроде б и не страшно.

Он работал сначала на автокране. Вынес окно в новом доме. Плитой. Погнал ее, плиту туда. Выломал все нафиг, но не выгнали, думали – одумается, молодой. Но когда уложил кран на бок, с грузом – конечно, отправили восвояси. Но санкций не было. Как раз его брат был управляющим в ГАИ. Все только и пожимали плечами. Два брата. Старый и молодой. Один умный, рука – как у терминатора. Бабки увидел – хвать, не разжать. А второй – дурень дурнем. Хотя и молодой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to Top