Accountant demo. 8

Потом, устроился на блатную газовозку. Не знаю, почему блатная, и почему газовозка. Нет, ну там возили какие-то красные баллончики, и платили на редкость хорошо, потому и брали на всякую должность через своих. Но моего словарно запаса не хватает, чтобы описать величие исхода – ибо я еще раньше, на улице Н., видел большую яму, выкопанную трактором под какие-то цели – может, магазин-подвал, может – какая-нибудь насосная. Мы ж проезжали как раз с Длинным, когда он взял у папика перепаянный «Кадетт» конца 70-х, с дырами в полу. И я заметил:

-Вот это яма.

-Для Лёши? – спросил Длинный.

-Как ты угадал?

-Лицо у тебя было такое.

-Поехали.

-Поехали.

А ехали мы за пивом – в одну точку, где бочка завсегда стояла в прохладе, не было толпы, а потому – был обеспечен свежак.

Тут все совпало. На третий день работы Лёша был в этой яме. На блатной газовозке. Колесами кверху. Словно перевернутый таракан. Его, конечно, выгнали, а газовозка еще три дня там лежала – и проезжавший мимо народ все это дело созерцал.

Все это есть характеристика. Не более.

А вот если после темных преимущество – баллов сорок, пятьдесят, и если ты умеешь играть и примерно понимаешь остальных игроков – то растерять это сложно. На бескозырках можно даже немного потерять. Тут часто многие переедают.  А если кто-то решил сделать победу через итоговый ноль, то тут ему можно сообща эти хвосты и подарить. Но это если толпа агрессивна, все готовы друг друга порвать. А мы играли на расслабоне. Немного мелочи на кону. Пивко. Разговоры. Я даже думаю, Лёша, играя с теми девочками, предполагал, что все это перейдет в продолжение. Но лохам сложно. Даже не берусь себе представить, как он выглядит изнутри, мир лоха.

Саша «Кастрюля» никого не замечал. Играл он по-заученному. Бах, наверное, какой-нибудь. Трах-бах, одним словом. Ну еще детская песенка – Лунная соната. Популярный, правда – для гитаристов – загиб «Зеленые рукава». Да и много всего, скорее всего, из музыкальной школы. А отец у Кастрюли (это потому что фамилия у него – Чугунов, а Чугунок – звучит не очень айсово), он держит секонд-хэнд. Одна из его жен, бывших, работает где-то на гуманитарной помощи. Везут шмотку из Германии для неодетых, голых, измученных нищих. Но кто ж ее будет раздавать? Видали ли таких? Продают бойко, но без ажиотажа. Он вообще по жизни не очень, чтобы бизнесмен. Ну а Саша – он любитель подраться, но за просто так. Ну словно бы один немец, в фильме про Индиану Джонса, в части, где стоял пропеллерный самолет-крыло. Подраться, лишь бы подраться. Да еще больше – рассказывать потом, добавляя сюда массу примочек – славянская письменность, например. Древние руны. Тайные поселения Сибири. Все оно – на одном линии.

Сыграли бескозырки. Потом золотую. С золотой вообще все ясно. Если ты набрал свой хандикап, то всю золотую можно хоть слить. Ну, или спокойно досидеть ее, с сигаретой, наблюдая борьбу за второе место. Сложно, когда за столом такой игрок, как я. Поэтому, за второе место борются серьезно. Ну вот как за третье. Болгария – Швеция. Стоичков, четкий человек. Но на тот матч уже не было сил, и Шведы показали им место для зимовки всяческого рачья. А что будет на следующем чемпионате, можно только догадываться.

Потом решили разъезжаться. Обычный метод перемещения – тачки. По паре пива с собой, переход через квартал, и – подъем руки в ожидании тачки. И вот, попадается мужик лет пятидесяти, любитель футбола.

-В высшую лигу выйдем, пацаны?

-Никогда, — отвечаю я.

Едем вдвоем. Я и Лёша Простов.

-Пивко, -комментирует, — отвечаю я.

-Знаете, почему в России колея железной дороги на двадцать сантиметров шире, чем в Европе?

-Не-а.

-В 18 веке в России начали делать железные дороги. Повсеместно еще не делали, только пробовали, оглядываясь на Европу. И вот, сделали первую дорогу у нас. И приглашают Петра Первого проверять. И ходит он, осматривает. А тут подбегает к нему лакей. И спрашивает – царь-батюшка, пойдет такая дорога или нет? Может шире? – Нахуй шире, — отвечает Пётр Первый.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to Top