Sketches. Last Autumn 2

Когда август уходит, попробуй, потрогай его – потому что уже не будет другого такого августа. Каждый из – них только один. Он подвисает на краю, за которым уже осень.

Осень – это жизнь.

У нее есть рождение, середина и смерть. С летом всё не так, потому что у лета нет стати. Разве что к концу – но август – это уже не лето. Нет, может где-то в самом начале. Хотя, в любом случае, в нем много темноты.

Это многие знают, потому используют его как напиток.

Те, кто поумнее, или не, кто уже почти летят, часто, не задумываясь, произносят всякие слова – тайные, запретные или еще какие-нибудь – все они – из репертуара Бога или Беса.

Иногда и разницы нет.

Одно и то же.

Что бес, что не бес, да и потом, люди не знают, как устроена вселенная. Куда им – тем более, что чаще всего – и не нужно.
В городах август разбрызгивает особенную смесь. Ну вот вы – возьмёте дезодорант и будете пшикать – это вроде добавки.

В приоткрытое боковое окно эта добавка забирается, стелется по лобовому стеклу, к приборам, провоцируя появление теней.

Кто умеет говорить, тот и всё знает.

И с книгами так же – даже если это слово, а не солома – оно тоже может вылететь, упасть на дорогу и там и затеряться в пыли. Нет, если ты хорошо поищешь, то, может быть, и наёдешь что-то.

И жизнь, и  смерть  — и они могут где-то затеряться, и тогда можно будет сказать – есть поиск. Что мы ищем? Тут счастлив тот, кто не зациклен сам на себе и вообще любопытен. Остальные вовек – сыны и дочери мидий и прочих ракушек

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to Top