В синем космосе

Синий Космос весьма разнообразен. У него есть обычная, вакуумная составляющая, но есть и море. А иначе, как бы подводная лодка смогла пройти к Европе.
Водная субстанция же здесь не то, что очень уж синяя. Наоборот, она очень прозрачна, и через нее видно звезды. А также видно, что здесь, в этих просторах, великое множество китов.
Игорь Кустомз часами смотрел в иллюминатор. Раз в неделю его вызывали на дежурство. Он стоял у руля. Впрочем, подводная лодка шла сама собой. Никакое управление ей не требовалось. Игорь следил за приборами, а также отвечал на какие-то запросы с других лодок. Порой, он не понимал, о чем же у него спрашивали. Но другие капитаны его сразу предупредили:
-Не волнуйся, капитан Кустомз. Отвечай все, что хочешь. Ты же – капитан.
Случалось, что он разговаривал часами. Ни он ничего не понимал, ни собеседник.
-Но это ничего, — понимал Игорь.
Из под воды Синий Космос вовсе не был синим. Зато были синие звезды и кометы с человеческими лицами.
-Эти кометы очень опасны, — сказал капитан Шей, — они любят кусаться. Поэтому, в Синем Космосе редко пользуются реактивной тягой. Иногда эти кометы ныряют в океан. И здесь также таится немалая опасность. По этой причине все подводные лодки идут очень глубоко.
И один раз Игорь Кустомз убедился в этом: одна из комет, что шла в высоком небе, вдруг сорвалась с места и нырнула в океан. Она сделала попытку донырнуть до подводной лодки. Игорь увидел полное страсти лицо и щелкающие зубы.
-Слабо тебе, — сказал он, — не достать.
И так и было.
Комета ушла назад, вынырнула и продолжила свой путь по просторам Синего Космоса.
Несколько раз он видел Лица О, и это было феерическое зрелище.
Его друг, капитан Велосипед, также несколько раз был за штурвалом. Это занятие ему очень понравилось. За ужином, в столовой, он поделился с ним впечатлением.
-До этого я думал, что вся суть – в островах. Но пока мы плывем, никаких островов и в помине не было.  Да и дна у этого океана нет. Я понял – океан висит. И с той, и с другой стороны его – космос. Он как дорога из воды. Это потрясно. Когда я вернусь, то обязательно расскажу всем другим велосипедам эту историю.  Но все же, я считаю, что острова есть. В прошлую субботу я был на вахте. Капитан Мороз принес мне кофе и сигареты. Но сигареты я не курю, а кофе я залил себе в раму, и пока оно было горячим, оно меня веселило. А потом оно превратилось в солидол, которым я смазал велосипедную цепь. И вот, почти в полночь, когда все уже спали, я увидел на экране радара большое пятно. Я сперва подумал, что это – кит, но потом мне стало ясно, что это пятно – во много раз больше. И, чем дальше мы плыли, тем ближе оно было, и я вдруг осознал, что очень скоро увижу это в иллюминатор. Я включил все приборы. Я смотрел в окно. Мы шли рядом. Но ничего не было. Зато в инфракрасном диапазоне вдруг появилась земля. Это был остров на ножке. Куда уходила ножка – я не знаю. Но верхняя часть земли наверняка торчала из воды, и там могла быть жизнь!
-Вот это да, — сказал Игорь Кустомз.
-Да. Но утром, когда меня менял капитан Телефон, я задал ему вопрос относительно земли на ножке, и он сказал, что это мне показалось. Никакой земли, кроме Земли Нерусской, в Синем Космосе нет. А если и есть какая, то далеко отсюда. А на этом маршруте, мол, 100% — нет ничего, одна вода.
-Вот это да.
-Но я же точно это видел!
-Значит, так оно и есть!
-Знаешь, ты мне веришь, капитан Кустомз?
-Да, капитан Велосипед.
-Здорово.
Они обнялись.
Подводная лодка продолжала свой путь.
Впереди было еще пара миллионов километров. Игорь Кустомз пошел в библиотеку. Все книги здесь были нормальные, то есть, не электронные. Капитаны не любили излишний цифровой шум.
Здесь он нашел томик В.Нерусского и взял его с собой.
Он пришел на склад, где ответственным был капитан Электро и взял вина и сигарет. Он пришел к себе в каюту и читал стихи.

 

Человек в желудке у кита.

 

   Щупаю, щупаю.
Меня гладит ворса.
Я еще думаю.
Я — его упса.

   Он, наверно. Кайфует,
Ведь я его щекочу.
Но он многим рискует:
Ножом я его проучу.

 

Игорь взял трубку интеркома и позвонил другу, капитану Велосипеду.
-Я читаю стихи В.Нерусского, — сказал он, — это очень странно. И в тот момент, когда я читал стихотворение про кита, ко мне в иллюминатор заглянул огромный космический кашалот.
-А я тоже читаю стихи, — ответил Велосипед, — это стихотворение поэта «Козлоу», оно называется «Космос».

В космосе – не велосипеде.
В космосе – спортивной ходьбой.
Не кури, не поджигай вакуум,
Опасайся сверхновых.

Высоси глаз звезде,
Чтобы напиться.
Лучшие цветы, лучшие травы
Растут на руках, на ногах у комет

 

-Очень странно, — ответил Игорь, — как будто писали инопланетяне.
-Возможно, это так и есть, — ответил Велосипед.

Игорь продолжал чтение.
Он пил вино, и вся каюта его была в табачном дыму.

Волосатых польт шептанье.

 

Молчит меж комнат тишина,
Шипит сквозняк. Перегородка.
И муха. Бледная она.
Но вот — съедобная находка.

 

Присохших хлебов контингент
Лежит, не крошится. Таинтся
За их пределом серый мент —
Паук с желанием напиться.

 

Сосать живое до конца-
Его девиз, его призванье.
И он отведает винца.
То мухе будет наказанье.

 

Но волосатых польт шептанье
Опять у лета на краю.
Потом — ветров седых взлетанье
И мировое засыпанье.

 

 

Сны.

 

 

Когда смерти втайне ходят стороной
Над землей, над душою немой,
Тень соседних теней — просто омут ночной,
Отрешенный покой, мрака зной.

 

В нем лишь я, а другое немеет.
В остальном- век, растертый в пыли.
Там и слабый, и сильный собой не согреют,
Тех, кто вечные видел огни.

 

Умирает, и снова — на волю.
В сне без логики проще прожить.
Опустился на дно темно-красного моря,
Чтобы руки седые без дня перевить.

 

 

 

Светлое зло.

 

 

Окончание красок. Засыпает эфир.
Слышен расколотый мир.
Катится солнце энерцией ядов.
Рассветает вечерний кумир.

Для кого — то — награда.
Для других — лишь досада.

 

Светлое зло. Струятся виденье.
Сатана заказал песнопеья.
Чистит зубы от сгнивших мяса и плоти.
Свет в очах его хороводит.

 

 

 

 

Комар

 

Кричит вселенная. Кричит эфир.
Сияет солнечный сапфир.
Великий ветр, крупицы, яды,
Вселенских духов мириады.

 

Миров граница: микромир,
В нем — каждый атом — командир.
С обратной — запахи существ,
Прекрасных, радостных веществ.

 

Полет. Миры вдогонку лягут.
Источник сладости — поэт.
Он пишет ветреный сонет,
Небесной мыслею обтянут.

 

Укол — и выпит стиха грамм,
И вновь вселенной слышен гам.

 

 

Игорь отложил книжку, когда уже был чертовски пьян. Он заснул. Ему снилась вселенная по другую сторону Синего Космоса.
Она была ирреальна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to Top