Туманы. Тайные знания июля

Еще один способ всматриваться в даль – обычный медитативный глаз. Даже нельзя сказать, что это медитация. Я, по сути, не знаю. что это такое. Могут быть, по моему разумению, разные степени погруженности. Возможны также использования наркотиков. Крепкие вещества, впрочем, не использует никто, даже в литературе такого не встречал. Но я практикующих-то не знаю. Из тех, кто приходили в школу, все – люди иной градации. Даже Лёша.

Вот теперь он выступал в телевизоре. Я курил сигарету. Очень вяло. Очень неохотно. На обед был помидор и огурец. В связи с этим были и мысли плана рационального – настоящий путешественник должен уметь обитать в виде однобитной молекулы. Все внимание уделяется лишь себе. Завести кота? Но если  я не вернусь, кот будет ходить по квартире в поисках еды, пока не умрет. Это плохая смерть. Вообще, она не нужна, смерть. Только жизнь. Каждый человек своим бытием, даже своим способом пропитания, что-то сеет, что-то жнёт.

Лёша заливал. Шланг. Знаете, что такое шланг? Глагол – шланговать. А производное от него – шлангист. Вот. Он потому и подался на сцену театра лжи, чтобы выступать там шлангистом. Лёша.

Всматриваются в даль, протирая глаза, протирая ум. Образы смешиваются с клавишами внутреннего музыкального инструмента. Лучше всего быть поэтом. Конечно, реальность такова, что вы придетесь не к месту эксплуатантам от поэзии или прозы. Когда подзорная труба смотрит напрямую, совсем не к нам, при чем, вы уже научились информацию фильтровать и переделывать автоматически, вам равных нет и не будет. Даже если и лениться.

Июль перевалил на другую сторону себя самого, напоминая пиджак. В верхотуре гулял ветер, заставляя дома резонировать. На моё объявление больше никто не отвечал, из чего я не сделал никаких выводов. Но само по себе, это все было замечательно – я не один. Существуют зачатки методологии, и всё это – пусть даже как у пещерного человека. Нет, тут тему можно продолжать. С помощью огня сразу же принялись готовить пищу, а также – нападать на собрата. Мы пока еще ни на кого не нападаем. Я научился тащить разные вискари, но также и пищу. Правильно, не пропадать же нам. Хотя пока не получено ничего, кроме фактора развлечения, и главным умением остаются философствование и художественные слова.

Еще хочу сказать, что нужен перерыв. Человек не сделан из железа, не сделан из вольфрама. Меня пригласили прийти на одну из многочисленных сходок блогеров. В наше время все движения и сборы в кучку выглядят именно так. Здесь, впрочем, чтобы поприсутствовать, нужно был заплатить. Собирались знатоки и мэтры паранормального, уфологии, хренологи, хреноманы. Я пошел, так как понял, что люблю смотреть на вещи с разных сторон. Заплатив, я выслушал ряд речей. Я ни с кем не спорил. Впрочем, тут была также и местная пьянка. Нельзя сказать, что корпоративная. Нет, другая по сути, но по фактуре – примерно такая же. Но самое важное производится внутри у человека, поэтому половину спича я даже пропустил, включив на телефоне плеер. Я изучал испанский язык. Просто так. Никаких целей. Чистая работа с мозгом, укрощение темных пятен и лени.

Когда стали разливать, то под шумок участники сборища стали совать друг другу книжки, за деньги, разумеется. Подоспел тут и Саша Жуков.

-А ты? – спросил я.

-Я выпустил несколько методичек, — ответил он, — я могу написать книгу, но жажда славы меня не гложет.

-Как там мадам?

-Обычно. Думаешь, она догадывается?

-Ты думаешь, что это не она, но её копия.

-Я не знаю, — ответил он, — давай выпьем по коньяку.

Тогда мы подошли к группке хреноманов, которые рассуждали о том, кто из них какой экстресенс, и здесь было несколько молодых и необузданных лошадок около 30 лет. Говорю я несколько фривольно. Но я передаю свои мысли.

-Надо вступить с ними в полемику, — сказал я, — а потом посмотреть, что они скажут, придя в школу.

-Кто из нас демон? – осведомился Жуков.

-Ты, конечно, — ответил я, — сколько тебе лет? Ты настоящий древний сатир. Ты еще не на пенсии?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to Top