Туманы 4

Я пришёл на базу, но там не было ничего страшного. Одна часть – многопрофильный магазин, включая небольшие стеклянные отделы, в которых обычно сидит мелкий частник и протыкает посетителя глазами своих продавцов. Было полным полно сотовых телефонов, всяческих смартфонов, гаджетов. Всё это, должно быть, были некие инверсионные следы реальных предметов, которые существовали во времени совсем недалеко, в единственном экземпляре. Но следом могло быть сколько угодно. Ничего о физике этого процесса я предположить не мог. Оставалось лишь наблюдать.

Обойдя помещения, я обнаружил зал, где находились мопеды неизвестного происхождения. Их железные тела были выкрашены в цветочек. Само собой разумеется, что такой окраски в природе не бывает, из чего можно было сделать вывод: безвременье какие-то образом смешивается и с воображением, или же – с совокупностным мышлением, а значит, и правда существует сфера сна, и здесь возможны и более интересные вещи, нежели цветные мопеды и искривленные копии технических конструкций.

Я поднялся по ступенькам на третий этаж, подошел к окну и поискал глазами школу. Отсюда она являлась туманным кораблём, плывущих среди всех других кораблей-призраков, снабженных окнами и дверями. Этот край вечного сна был особенно близок в годы, когда художественная мысль сама по себе напоминала туман. Возможно, сам Ван Гог когда стоял у самых дверей в туманы, но так и не нашел пути вперед. И правда – кажется, что оно откроется, и ты не знаешь, чем оно является.

Один из мопедов мне удалось завести. Я решил, что это странно. Впрочем, ведь я ездил на автомобиле, по совету Саши Жукова. Всё логично.

Цветастый друг вывез меня во двор торговой базы, где я медленно протиснулся между ряды автомобилей. Я подумал, что часть машин этих, конечно же, являются прямыми ссылками на объект.  Это значит, что в некоторой точке во времени картина примерно такая же. Я могу влезть в машину, и, протянув руку внутрь временной субстанции, испугать водителя. Именно таким образом я получал спиртные напитки.

Мне представилось целое поселение людей, расставшееся со стереотипами бытия и живущее в туманах. Мне даже показалось, что если хорошенько поискать, можно и найти таковое. Наша школа – это прибежище мелких случайных методов – покажется сущим пустяком. Но, впрочем, главной целью должно было стать выход за пределы. И, бороздя улицы на мопедике, я думал об этом. Я неспеша двигался к школе, выбирая обходные пути, чтобы оставить себе больше времени на размышления. Да, это парадоксально – времени, там, где нет времени. Но в любом случае, должен быть некий квант для измерений. Саша Жуков, вот, профессор. Правда, надо было точно узнать, в какой именно области он так мастит.

Впрочем, настроение испортила мысль о Лёше. Да, но я его сам привёл. Надо было мириться.

Я повернул с улицы на улицы, и там меня ждал проход. Меня посетила мысль о всезнании, словно я был осведомлён задолго до того. И там была улица. И там неслись машины, шли люди, проскакивали по рельсам трамваи. Я был в восторге. Нет, не могло быть никаких сомнений – это не было место возвращения назад, да и никаких трамваев там и в теории быть не могло. Всё мое внутреннее естество лишь получило подтверждение ощущениям – туманы являлись лишь прихожей. И с одной, и с другой стороны от них кто-то жил. Оставалось пропитать себя этим чувством, чтобы выудить из себя дополнительную информацию. Получалось, что всё это я знал. Видимо, это входило в набор функций.

Но ничего, ничего такого. Кто-то – водитель, кто-то – столяр, кто-то – аквалангист, кто-то другой — человек класса 2.0.

Я отпустил сцепление и направился назад, к школе. Нет, здесь ничего не происходило. В коридорах стояла плотная синеватая тишина. Салим был встречен мной в санузле. Там он возился с краном, пытаясь выпросить у него воды. Я стоял в дверях, когда это случилось – вода вдруг пошла, пенная, будто из кромки тайного моря.

-О, — сказал он.

-Все разошлись? – спросил я.

-Не знаю. Нельзя определить, когда кто-то ушел, а кто-то пришел. Я даже полагаю, что иногда я встречаю отраженные копии людей. Нельзя, например, сказать, ты это или не ты.

-Я или не я, — пробормотал я.

-Будешь чай?

-Да. А как?

-Лёша воспользовался своей единственной полезной способностью к сигналам и нашел способ включить электроплитку. Теперь тут можно пить чай.

-Давай, — ответил я.

И правда, во всей школе больше никого не было. Синеватая, сизая, какая-та экранная туманная мгла, заглядывала в двери и ползла низко у пола, осведомляясь о нашей деятельности. Она была как кошка. Чай был сделан с использованием кипятильника.

-Так вот, чтобы определить это, — сказал Салим, — то ли ты самый человек, надо встретиться в реальном мире и спросить, свериться. Это может и не так уж важно. Давай пить чай.

-А ты сомневаешься? – спросил я.

-Спать хочу.

-Ты один?

-Нет. Я нашел себе подружку. Она мне нравится. Больше мне никто не нужен. Если только…. Я потому и хотел свериться. Может ли вообще быть сам факт.

-Сам факт, — сказал я.

-Если несложно, спроси у Саши, знает ли он о Марии.

Все догадки Салима вскоре подтвердились. Ничего о Марии Саша Жуков не знал. Но, правда, это ни о чем не говорило. Кстати, в коридорах университета я повстречал мадам. Она шла, важно держа в своих руках бумаги.

— Ты ей снишься ж? – спросил я.

-Не знаю, — сказал он, — мы не общаемся. Мы вообще постоянно находимся в состоянии конфликта, и мне всегда некогда разобраться в причинах. Нет, конфликт не явный, это не то место. Ей что-то не нравится. Но каждый живёт по-своему, крутится по-своему.

-И это навело тебя на мысли о близости? – спросил я.

-Пойдем лучше покурим, — ответил он, — сейчас законом навводили,  и негде нормально затянуться. А ты чо спрашивал про Марию-то, про какую-то?

-С Салимом договорились. Он какие-то тесты проводит. Ладно. Идём.

И я рассказал ему про своё путешествие на торговую базу и последующее обнаружение прохода. Всё это звучало оптимистично и загадочно. Идя после этого по улице, я ощущал странный огонь и ветер иного. Что такое жизнь? А ничто. Всё это показалось. Впрочем, тут еще нужно было убедить себя самого в том, что я способен для длительное путешествие в состоянии полного одиночества. Скорее всего, да. Много да. Ибо не боязнь оставаться наедине с собой и пустотой и привело меня в туман. Но пока можно было обойтись без вопросов. Тело времени было родной средой. Тут я плыл как рыба. Может быть, как лучшая из рыб.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to Top